Перейти к основному содержанию

Плутарь Алексей Пантелеевич и Плутарь Вера Михайловна

Плутарь Алексей Пантелеевич 1922 г.р.
Плутарь Вера Михайловна 1923 - 2015 гг.

Личные воспоминания Алексея Пантелеевича.

Я по национальности украинец, родился в Кировоградской области селе Лозовата. В Грузии закончил военное зенитно-артиллерийское училище. В 1942 году в звании старший лейтенант направлен на охрану Горьковского автозавода (ныне г. Нижний Новгород). Со своей батареей пушек (они стояли прямо на крышах заводских цехов) бойцы охраняли военные объекты города от вражеских налетов.

Там – еще до фронта - пришла ко мне любовь, которую я пронес через всю мою жизнь. 72 года нашего брака – это годы нашего счастья. А началось все тогда, в Горьком.

Плутарь Алексей Пантелеевич

Прислали ко мне в 1942 году по комсомольскому призыву девушек-студенток. Добровольцами они попросились на защиту СССР. Командовала отделением разведки и связи красавица Вера Хашкина. Она отличалась добротой, чуткостью и общительностью. Мне она сразу запала в сердце, хотя больше занимали мысли о немецких самолетах. Разведвзвод девушек находился от нас за 20-30 километров, чтобы они успевали вовремя оповещать нас о налете фашистских бомбардировщиков. Однажды я ехал на машине к их отделению. Вижу – по сигналу тревоги Вера в специальных металлических «кошках» (приспособлениях-когтях для лазания по столбам) взлетает на столб, чтобы издалека заметить вражеские самолеты. Я был поражен, что такая красивая стройная девушка так лихо выполняет боевое задание. В этот момент я влюбился.

Плутарь Вера Михайловна

Почти два года я ухаживал за Верой, когда мы встречались (воевали хоть и на расстоянии, но в моей батарее). В конце 1943 года мы участвовали в боях в Белоруссии, на первом Белорусском фронте (под командованием Рокоссовского). Накануне начала операции «Багратион» я все-таки решился: «Товарищ сержант, прошу Вашей руки». Но даже в боевой обстановке Вера ответила, что подумает, посоветуется с родителями. Только осенью 1944 года, под Мозырем, моя невеста согласилась выйти за меня замуж. Мы пошли к командиру, сказали, что хотим пожениться. Майор Косяков ответил: «Ну да, выдумали!.. Но в виде исключения я разрешаю». И дал полтора-два часа на поиски ЗАГСа.

В Мозыре, полуразрушенном городе, среди развалин мы нашли уже работающий ЗАГС! Усталая и осунувшаяся сотрудница расплылась в улыбке и оформила молодоженам-фронтовикам «свидетельство о шлюбе» (о браке), которое и по сей день сохранено.

Жизнь пошла по-прежнему: я – на батарее у зениток, жена – вдалеке у рации. Иногда удавалось в строгих рапортах передать мне пару личных слов. Так и шли до Берлина.

С 1943 года я – командир батареи 85-миллиметровых пушек. Охраняли мы от немецких самолетов узловые станции, где шли поезда с вооружением, продуктами, живой силой. Как-то мы двое суток шли на позиции, потом еще двое суток копали укрытия для орудий и бойцов. Устали смертельно. Солдатам дали приказ отдыхать, а разведчики – в наблюдение. Ночью немецкий самолет-разведчик сел в расположении соседней батареи. Высадил своих разведчиков-фашистов. Пока мы собирались – он улетел. Командира соседней батареи хотели расстрелять, но командир сказал, что люди уснули от усталости, и принял решение не наказывать, а то и самого за это «турнут».

В Белоруссии город Мозырь – это крупная узловая станция. Там шли эшелоны на Украину и Белоруссию, готовилась операция «Багратион». Немцы решили уничтожить мост и станцию. Летом 1944 года налетели около 16 бомбардировщиков. Первый «Хенкель-111» должен был осветить место бомбежки над рекой Припять, сбросить светящиеся бомбы. Но наши прожекторы осветили его. Мы открыли по нему огонь, попали в топливный бак. Топливо загорелось прямо в воздухе. Огненный хвост был примерно 800 метров. А это ночь! Самолет развалился на части. Моторная часть упала на нашу батарею, попала в землянку, убила раненого командира. Немецкие летчики выпрыгнули из горящего самолета и скрылись в лесу. Их поймали, отправили в штаб. Остальные бомбардировщики разлетелись, бомбы разбросали неприцельно, куда попало.

Но через неделю уже в полдень – лето, солнце – летит к нам «Фоккервульф-198». Мы не ожидали. Он шел по реке. Пока по команде «К бою» заряжали - он уже ушел километров на 15. Но развернулся и снова летит над станцией и городом. Тут уж его мы встретили из всех орудий. Он упал. Несколько раз к воде – подъем выше – снова к воде – выше. Так сделал три «прыжка», как камешек, пущенный по воде. И затонул. На берегу нашли мертвого летчика.

Над Горьким моя батарея сбила 12 самолетов, на фронте – еще 6. Все было. В соседней батарее капитана Кузьмичева погибли 12 девушек. Я сам был контужен. Пролетел мимо снаряд и шлепнулся рядом. До сих пор помню этот взрыв. Оглох я на всю жизнь, слышу только с аппаратом.

Плутарь Алексей Пантелеевич

В конце войны я получил звание майора. Потом – в мирное время дослужился до полковника. С женой Верой мы работали в Ярославском зенитно-ракетном училище, потом – я был военруком в школе. Всю жизнь мы с моей любимой женой вместе прожили. До 2015 года, когда ее не стало.