Перейти к основному содержанию

Никуличева Анна Николаевна

Наша семья в декабре 1941 года лишилась отца. Он погиб, защищая Пулковские высоты. Мама осталась с четырьмя детьми одна. Старшей девочке - 10 лет, самой младшей - 1 год. Мама много работала, домой приходила крайне редко. Шли ожесточенные бои. В городе свирепствовали голод и смерть. Мы на глазах взрослели: дежурили на крышах, тушили зажигательные бомбы, отоваривали хлебные карточки, топили буржуйки.

Зимой 1942 года мама совсем слегла. В это время одна знакомая женщина предложила свою помощь: ухаживать за больной мамой, отоваривать карточки. Мама согласилась и отдала карточки. Больше эту женщину мы не видели. На целый месяц мы остались без малейших средств к существованию. Младшие постоянно плакали и просили есть. Мама ходила через силу на рынок и меняла вещи на еду. Нас могло спасти только чудо.

Однажды ночью к нам постучали. Это был мамин брат, который служил в летном полку в Ленинграде. Мы о нем ничего не знали. В полку сдохла лошадь. Ее разрубили, а мясо раздали всем. Какое было счастье, на время мы были спасены!

Получили новые карточки на следующий месяц. Хлеб делили на равные части. Мы со старшей сестрой сразу отрезали часть своего пайка и отдавали младшим. Мама умерла в апреле 1942 года. Дедушку расстреляли, бабушку немцы угнали в концлагерь. Мы остались одни. Иногда нас навещали бойцы из зенитного отряда.

В конце мая кто-то привез мешок скошенной травы. Как мы радовались! Ведь из травы можно было что-то приготовить и кушать!

В августе 1942 года нас эвакуировали в Ярославскую область. Но и здесь было несладко. Многие умирали. Но мы были рады, что находимся далеко от Ленинграда, от ужаса, который пережили.

Воспоминания записала Хахилева Александра