Перейти к основному содержанию

Сражен был словом

Может быть это знаете вы,
Может быть для вас это не ново:
Гибнут люди от злобной молвы...
Погибают, убитые словом...

Вот и дед мой не умер от ран,
Не пропал он без вести в бою...
Долго жил, как и все, ветеран...
И не клял больно долю свою.

А она... не ласкала его,
Больше била, стегала как бич...
Но не сделала с ним ничего:
Крепче стали был Павел Кузьмич.

Ранен был не единожды он,
Но прошла его смерть стороной,
Когда свой подымал батальон,
Заслоняя Россию спиной.

Познал боль он военных потерь
Друзей лучших, и сел, деревень...
Оттого в День Победы, поверь,
На лицо его падала тень.

Тень печали тяжелых утрат
О которых лишь ведал мундир,
Что звенел и сиял от наград,
Коих дед заслужил - командир.

Время шло... Изменилась страна,
За которую дед воевал...
И... тихонько забылась война...
И... историю кто-то предал...

И я помню, как больно сосед,
Деда ранив словами, сказал:
«Что ж не помер в боях ты там, дед?
Не геройски, видать, воевал...»

Дед, в момент посеревши лицом,
Ему бросил на это в ответ:
«Кто ж тебя воспитал подлецом,
Что ни чести, ни совести нет?

О войне что ты знаешь, сынок,
И о том, что я делал, как жил?
Чтоб вот так мне в лицо бросить смог,
Мол... награды я не заслужил...

Да о чем мне с тобой говорить?
Все равно не поймешь... Не дойдет...»
Тогда... деду... осталось прожить
На земле, им спасенной, лишь год.

Анатолий Остапишин