Перейти к основному содержанию

Кабанов Денис Николаевич

1923 - 1994 гг.

Личные воспоминания (предоставлены сыном, Кабановым С.Д.)

Родился в д. Косиково, рядом с Коромыслово Ярославской области. Как и все мальчишки 30-х годов 20 века, бредил Красной Армией. Всем хотелось быть командирами. Учась в школе, даже писал письмо Ворошилову, чтобы приняли в военное училище. Письмо из канцелярии Наркомата, видимо, переслали в школу. После этого учитель стал называть меня не иначе, как «лейтенант».

- Ну, лейтенант, пожалуйте к доске.
С понурой головой по случаю невыученного урока, выходит «лейтенант» и получает очередной «неуд».

А еще я хотел лыжи. Решил написать Сталину, чтобы он вошел в мое трудное материальное положение и выслал бы сколько-то рублей. А написал я, что у меня нет учебников.
Прошло время. Зима закончилась. Однажды вызывают меня с урока к директору школы... Встреча с ним не сулила мне ничего хорошего, и я изрядно перетрусил. Но директор отнесся ко мне внимательно, расспросил о семье и материальных трудностях. И направил меня в бухгалтерию школы за получением денег на покупку учебников. С обязательным отчетом товарными чеками. Покупка лыж сорвалась.

Я рос. Перед самой войной уже бегал на свидания. В ту субботу, 21 июня 1941 года тоже шел на свидание. Домой обратно шел в 4 часа утра, в хорошем настроении. А в это время уже лилась кровь наших людей, горели города и села. В воскресенье шли слухи по селу, что началась война. Окончательно понял это в понедельник, придя на работу. Шли митинги по цехам. Все были уверены, что фашистов скоро разобьют. Только 3 июля по радио выступил Сталин и сказал, что война будет длительная и тяжелая. В июле я получил повестку из военкомата. Меня решили направить в Ленинградское военное автомобильное училище.

В Ленинграде я впервые услышал вой сирены и из динамиков неслось: «Граждане! Воздушная тревога!» Все бросились врассыпную, прятались. Тогда я почувствовал, что такое война. Но нас, кому не было 20 лет, из училища пока отправили домой. Военное время на заводе сказалось сразу. Помню, дали срочное задание по шлифовке деталей. Я 56 часов не отходил от станка, чтобы успеть, потому что сказано было: «Умри, но сделай». И все понимали: не сделаем – врага не победим.