Перейти к основному содержанию

Кокорина Антонина Александровна

1927 г.р.

Личные воспоминания

Когда началась война, мы прервали занятия в школе - здание занял военный госпиталь. Помню грохот пушек, взрывы бомб. Мы, школьники старших классов, во время налетов вражеской авиации дежурили на крыше: девочки следили за тем, куда упадет зажигательная фугаска, чтобы мальчишки без промедления сбросили ее с крыши вниз, во двор, и не дали зданию загореться.

Я жила с теткой, получала по иждивенческой карточке 125 граммов хлеба в день. Есть хотелось постоянно. Когда сгорели Бадаевские продовольственные склады, мы ходили на пожарище собирать рассыпанное, перемешанное с грязью и пеплом пшено и другие крупы. Помню, как ели пирожки, испеченные из клейстера, приготовленного незадолго перед войной для ремонта квартиры.

Помню, как с бидоном, установленным на санках, ходили за водой на Неву - это когда вышел из строя замерзший городской водопровод. Мы везем воду, а рядом на таких же детских санках везут умерших от голода. Трупы лежали прямо на улицах, их не успевали убирать.