Перейти к основному содержанию

Захаркин Иван Григорьевич

Захаркин Иван Григорьевич

1889 - 1944 гг.

Исследовательская работа
Автор: правнук Грицюк Ярослав
Научный руководитель - Ярош Марина Николаевна, учитель истории и обществознания школы №66 г. Ярославля.

Темой родословной своей семьи я занимаюсь 3 года. Работа посвящена Ивану Григорьевичу Захаркину, генералу Великой Отечественной войны. Сведения о нем в литературе являются недостаточными, статьи содержат лишь справочный характер. Между тем, жизненный путь и деятельность командующего 49-армией, оборвавшаяся в 1944 году, заслуживает большего внимания. Исследование дополняет его биографические данные и содержит новую информацию. Кроме того, сохранить память о защитниках Отечества является моим долгом как гражданина.

Генерал-полковник Иван Григорьевич Захаркин является моим родственником. Его жена Лидия Михайловна Захаркина (Анохина) была родной сестрой моего прадедушки Анохина Михаила Михайловича. Для того чтобы узнать больше о родине генерала, о его семье, я связался с местными музеями, группой односельчан с. Тюрино в «Одноклассниках» и Рязанским архивом. Удалось узнать, что несколько поколений Захаркиных жили в селе.

Иван Григорьевич Захаркин родился в селе Тюрино Шацкого уезда (сейчас это Шацкий район Рязанской области). Отец Захаркин Григорий Артемиевич (16.11.1869 г.р.) и мать Анна Кузьминична, в девичестве Филимонова (1869 г. р.), были крестьянами. В семье было 8 детей: братья Иван (25.01.1889-15.10.1944), Макар (24.07.1891 г.р.), Борис (23.07.1897-22.05.1898), Федор (15.09.1905 г.р.), Карп (13.10.1908-24.06.1909) и сестры Ефросинья (22.09.1894 г.р.), Елизавета (03.09.1899-29.03.1900), Наталья (29.07.1901-20.12.1904). В младенчестве умерли четверо из них.

Иван Григорьевич был старшим сыном в семье. Все его предки по линии отца были жителями этого же села, которое имело двойное название Кошеляево, Тюрино тож. Образовалось оно переселенцами из Черной Слободы, которые самовольно заняли эти земли, впервые упоминается в 1682 г. по этому поводу. До отмены крепостного права они были крепостными Ивана Кирилловича Разумовского, с 1804 г. княгини Ирины Ивановны Воронцовой, затем действительного тайного советника графа Ивана Илларионовича Воронцова-Дашкова, потом его сына – министра императорского двора и уделов и наместника Кавказа, генерала от кавалерии графа Иллариона Ивановича Воронцова-Дашкова. В селе была церковно-приходская школа, деревянная холодная церковь постройки 1795 г. Николая Чудотворца (Никольская церковь), где будущий генерал был крещен, где венчались его родители, были крещены его братья и сестры, и он сам вступил в первый брак с семнадцатилетней Лосевой Натальей Леонтьевной, где была крещена и отпевалась его умершая в трехмесячном возрасте дочь Елизавета (21.08.1908-05.12.1908). По воспоминаниям жительницы села Тюрино Сафоновой Прасковьи Кондратьевны в это же время в селе имелись: магазин, пекарня, маслобойня, три конных двора, пожарная вышка и пожарная команда. Такой запомнил Иван Григорьевич свою Родину. В 1935 г. церковь была закрыта, в 1939 она сгорела. Село стало деревней. Сейчас здесь постоянно проживает 4 человека. Построек прошлого века не сохранилось.

Семья Захаркиных принадлежала к сельской бедноте. Иван Григорьевич с восьми лет помогал отцу в поле, когда стал старше начал работать с отцом плотником (значит, отец подрабатывал строительством). Плотность населения в Тамбовской губернии была высока. Это вызывало волнения крестьян, но село Кошеляево (Тюрино) не встречается в этом перечне. Проблему нехватки земли тогда пытались решить путем переселения крестьян на восток страны, но естественный прирост не дал этого добиться. Положение дел в селе и семье Захаркиных печально соответствует словам героя В.В. Вересаева крестьянина 1890 гг. Лизара: «Прежде... лучше было... Мера была, порядок! Война объявится, а либо голод, - и почистит народ, глядишь - жить свободнее стало... А таперичка нету этого. Ни войны не слыхать, везде тихо, фершалих наставили. Вот и тужит народ землею... Выедешь с сохою на нивку, а что сеять не знаешь!.. На сторону нам ходить некуда, заработки плохие!.. Ложись да помирай... Если чей бог хороший, то прибирает к себе, - значит, сокращает семейство. Слыхал, как говорится? Дай, господи, скотину с приплодцем, а деток с приморцем. Вот как говорится у нас!»

Война и голод были близки. Эти события в корне изменили жизнь страны и жизнь И.Г. Захаркина. Вместе с тем, он уже прокладывает себе свой путь в жизни. Иван Григорьевич окончил среднее учебное заведение и работал техником-строителем.

Иван Григорьевич служил с 1910 года (по другим источникам с 1911) в Русской императорской армии «солдатом в 1-м Екатеринославском полку». Был демобилизован. В 1914 году был рабочим в Новочеркасске. Когда началась первая мировая война, был призван в полк, с которым в августе 1914 г. направлен на Австро-Германский фронт в Галицию (Западная Украина) в должности унтер-офицера пехотного полка. В октябре 1914 г был ранен, награжден Георгиевскими крестом 4 степени, демобилизован. В 1915 г. находился в госпитале в Брянской губернии. Иван Григорьевич не привык терять даром время. За время нахождения на лечении он сдал экстерном полный курс реального училища, после чего был зачислен в 3-ю Московскую школу прапорщиков, которую окончил в феврале 1916 г. и до октября того же года был курсовым офицером при ней. С октября 1916 по февраль 1918 г. находился на Юго-западном фронте сначала в должности младшего офицера взвода и роты, затем начальника пулеметной команды 61-го Владимирского полка, который находился в составе 16-й пехотной дивизии 6-го армейского корпуса. В сентябре 1917 г. получил звание «поручик». После Октябрьской революции в 1918 г. полк был расформирован. По декрету 16.12.1917 г. офицерские звания были отменены. Солдаты сами должны были выбирать командиров. Иван Григорьевич был оставлен солдатами в занимаемой должности и в феврале 1918 г. был командирован как представитель полка в Москву. Этот факт говорит о многом. Уже тогда он был авторитетом среди подчиненных, имел звание и должность по праву и заслугам.

В мае 1918 года Иван Григорьевич добровольно вступил в Красную Армию. В годы Гражданской войны он воевал на Южном фронте, был командиром батальона, полка (1-ой роты 4-го Московского полка, а в августе этого года назначается командиром 4-го Московского советского полка), отдельной стрелковой Московской бригады. В июне 1918 г. вступил в Коммунистическую партию. Участвовал в боях на Деникинском фронте. В ноябре 1918 года был ранен и выбыл с фронта. За героизм, проявленный в боях против белогвардейцев, награжден Орденом Красного Знамени.

После излечения оставлен в Москве и направлен в марте 1919 г. на учебу в Академию Генерального Штаба РККА, которую окончил в 1921 г. в первом выпуске.

После окончания академии он служил начальником оперативного управления штаба Витебского района, начальником оперативного отдела штаба Северо-Кавказского военного округа, начальником штаба 15-го стрелкового корпуса, командиром 66-го стрелкового полка, начальником отдела боевой подготовки штаба Приволжского военного округа, начальником пехотной школы в городе Ульяновске. В 1930 году окончил курсы партполитподготовки командиров-единоначальников при Военно-политической академии. С апреля 1930 года - командир и комиссар 64-й стрелковой дивизии, с ноября 1931 года - преподаватель Военной академии имени М.В. Фрунзе. 5 декабря 1935 года И.Г. Захаркину присвоено звание «комбриг». С июля 1937 года - начальник штаба Киевского военного округа. 17 февраля 1938 года И.Г. Захаркину присвоено звание «комдив». С мая 1938 года - начальник штаба Харьковского военного округа, с июля 1938 года по август 1941 года - заместитель командующего войсками Московского военного округа.

Иван Григорьевич Захаркин с 1938 года избран Депутатом Верховного Совета УССР 1-го созыва.

В 1939 году принимал участие в Польском походе РККА и несколько месяцев занимал должность командующего 10-й армией. В 1940 году в армии были установлены генеральские звания. 4 июня 1940 года И.Г. Захаркину присвоено звание «генерал-лейтенант».

Это было сложное время политических репрессий. За любое неосторожное слово, действие, знакомство можно было лишиться всего (карьеры, имущества, семьи, свободы). По воспоминаниям Константина Рокоссовского, который пережил два года заключения: «Это было хуже, чем артиллерийский огонь по своим». Было уничтожено 3 из 5 маршалов, 13 из 15 командующих армиями, 8 из 9 адмиралов флота и вице-адмиралов, 50 из 57 командующих корпусами, 154 из 186 командиров дивизий и так далее по иерархической цепочке. Примеры этого были и в Академии им. М.В. Фрунзе, где работал Иван Григорьевич Захаркин. Так, в «Стенограмме актива центрального аппарата НКО СССР 9-10 июня 1937 г. Заседание 10 июня 1937 г. Прения по докладу Ворошилова», происходит осуждение арестованных «врагов народа» Угрюмова, Корка и других. И.Г. Захаркин приводил факты «вредительства», которые заключались в затягивании создания учебных программ Академии, их утверждения и изменения, сохранения неэффективных кафедр, неудовлетворительную подготовку войск.

С одной стороны, не выступать с осуждением вряд ли было возможным. Иван Захарович политической оценки не давал, а акцентировал внимание на добросовестности в работе. Он предстает требовательным проверяющим, приводя факт объективной оценки результатов стрельб и требования их улучшения. Накануне войны эта принципиальность была важна. Аналогично поступал Г.К. Жуков на допросах по поводу репрессированного Рокоссовского и др. Когда его заставляли дать против него показания, шантажировали грубостью по отношению к подчиненным, он заявлял, что позволял себе так поступать к людям, относящимся недобросовестно к своим обязанностям. Так же оценивал Ивана Григорьевича его сослуживец, бывший член Военного совета 49-армии, генерал-майор запаса А.И. Литвинов. Таким образом, И.Г. Захаркина можно охарактеризовать как честного и принципиального человека, требовательного командира.

Во время Великой Отечественной войны Иван Григорьевич командует войсками 43-й армии Резервного фронта с момента ее создания (в звании генерал-лейтенант, генерал-полковник с 15 августа 1941 - по июнь 1943); с 20 августа - он командующий войсками 49-й армии Резервного фронта (с 3 октября она находится в составе Западного фронта). (Приложение Приказ о назначении И.Г. Захаркина командующим армией). С начала августа армия занимала оборону на рубеже Холмец-Богданове (южнее Ельни по реке Десна), прикрывая Варшавское шоссе в районе Екимовичей. Некоторое время сдерживала наступление немецких войск (две танковые дивизии прорывались в район города Кричев). Таким образом, одной из важнейших битв в боевой биографии Ивана Григорьевича Захаркина была битва за Москву.

Фашисты придавали взятию Москвы первоочередное значение и разработали план операции под названием «Тайфун» (началась 30 сентября под Брянском), сосредоточив на московском направлении превосходящие силы. Нашими противниками были группа армий «Север» и группа армий «Центр». Им противостояли Резервный, Брянский и Западный фронты. Первоначально наше командование не определило направление главного удара врага, не было единого командования фронтами, наша линия обороны была растянутой, плотность сил была недостаточной, недоставало противотанковых, зенитных орудий, самолетов, горючего, автотранспортных и ремонтных средств, не было резервов. Наши армии поначалу терпели неудачи. Противник вышел в тыл Брянского фронта. Часть сил Брянского и Западного фронтов попали в окружение. Были перехвачены коммуникации, взят Орел и Брянск. В это время Ставка объединила Резервный и Западный фронты. Главнокомандующим был назначен Г.К. Жуков. 49-я армия, спасая положение, была передислоцирована в район Сухиничи-Белев для усиления Брянского фронта и помощи ему. Но подойти к запланированным рубежам Захаркин не смог. 49-я армия вступила в бой с противником на подступах к Калуге. После кровопролитного боя 10-12 октября город был сдан. В литературе даже существует точка зрения, что Калуга была сдана без боя. Г.К. Жуков требовал от Захаркина немедленных объяснений, восстановления положения и угрожал расстрелом.

Захаркин Иван Григорьевич

В очень сложной обстановке на фронтах, когда опасность угрожала Москве, Ленинграду, решалась судьба страны, Ставкой делались перестановки в командовании. Снимались с должности командиры, которые не выполняли приказ прекратить отход. Невыполнение приказа могло закончиться расстрелом. Так делал Сталин, так делал и Жуков. Это были меры спасения положения. Но Захаркин не был расстрелян, даже тогда, когда не вернул Калугу. В армии работала военная прокуратура, но в действиях командующего не нашли ошибок. Захаркин находился в северной группе армии, не отступал и дрался до последнего. Противник разрезал фронт, части не выдержали натиска противника, понесли потери до 80-90% и отошли.

А потом был Серпухов. Сталин лично приказал Захаркину Серпухов не сдавать. Он не был сдан. За ним открывалась дорога на Москву. На правом фонте в районе Высоковичи прорвался сильный разведывательный отряд противника на бронетранспортерах и устремился к Серпухову. И.Г. Захаркин поручил генералу Н.А. Антипенко создать заградительный отряд и уничтожить противника. Командовал отрядом начальник гарнизона Серпухова комбриг П.А. Фирсов. В короткой схватке прорвавшийся отряд фашистов был разгромлен. Подобные попытки прорыва противник предпринимал и на левом фланге в районе Алексино, но они успешно отражались частями 238-й дивизии. Этим событиям посвящен музей и мемориал в Кременках.

Сложная обстановка возникла на левом крыле Западного фронта. Вторая танковая армия под командованием Гудериана в составе 4 танковых, 3 моторизированных и 5 дивизий 18 ноября нанесла удар на Тульском направлении с целью обхода Москвы с юга. Наряду с 50-й армией в отражении наступления противника участвовали левофланговые части 49 армии. Гудериан потерпел неудачу. Тогда он переносит направление удара восточнее - на Венев и Каширу. Это направление оказалось прикрытым нашими войсками, и врагу удается выйти в район Каширы - в тыл 49-й армии. По указанию ставки организуется контрудар силами первой гвардии капитана Белова. 29 ноября враг не выдержал удара наших войск и начал отход от Каширы.

В ряде документов говорится, что Захаркин раздражал Жукова за медлительность. Но, сравнивая стенограммы телефонных разговоров Захаркина с Жуковым можно сказать, что Главнокомандующий требовал современного ведения боя, использования новых видов вооружений, заботился о сохранности жизней солдат. Требовал оправданности потерь.

На войне не бывает все гладко. «...Жуков требовал уже тогда, в ходе московского наступления, концентрации сил, прорывов на одном участке с глубокими прорывами ударных группировок и последующим окружением противника. Захаркин же бил в лоб, давил противника по всей ширине своего фронта. Возможно, он чувствовал силу противника и слабость своих частей, измотанных предыдущими сражениями и уже потерявших способность действовать мощно и глубоко», - так объясняет разногласия Жукова и Захаркина С.Е. Михеенков.

Еще раз 49-я армия попала в разгромный приказ Сталина №0433 от 23 октября 1943 года «О формировании лыжных частей» как пример неправильного подхода к формированию этих подразделений из-за 122-го лыжбата, который был наполовину сформирован из лиц, негодных к строевой службе. Близ Сляднева в ночь с 5 на 6 января 1942 года их обнаружили, они приняли бой, но были уничтожены минометным огнем.

Вместе с тем, можно привести и другой пример разговоров с Г.К. Жуковым. А.И. Литвинов, бывший член Военного совета 49-армии писал о боях под Тарусой. На правом крыле армии начались затяжные бои в лесистой местности. Над боевыми порядками армии нависла угроза со стороны прибывшей 19-й танковой дивизии фашистов. Г.К. Жуков же требовал покинуть Бутурлино, идти в наступление, напоминал о невыполнении приказа. Захаркин, доложил о том, что на левом крыле армии достигнуты успехи. Командующий прервал и посоветовал не хвалиться, но успокоился и предложил помощь. Захаркин рассказал о планах значительно усилить левый фланг и отрезать пути отхода противника из района Высокиничи. Тем самым содействовать войскам 50-й армии и облегчить продвижение нашего правого фланга. От помощи Захаркин отказался, главнокомандующий назвал решение разумным.

Таким образом, переговоры с Г.К. Жуковым не являлись свидетельством личной антипатии главнокомандующего, а были способом решения возникшей проблемы. Доказательством были слова самого Георгия Константиновича. В своей книге «Воспоминания и размышления» в главе «Битва за Москву» Г.К. Жуков перечисляет армии и их главнокомандующих (упомянут и И.Г. Захаркин), где дает им оценку: «Всех этих командующих мы хорошо знали как опытных военачальников и полностью им доверяли. Знали, что они с вверенными им войсками сделают все возможное, чтобы не пропустить врага к Москве».

Упоминается Иван Григорьевич и энциклопедии «История Второй мировой войны» в 12 томах. В 4-м томе рассказывается о совместных действиях с 50-й армией И.В. Болдина и группой генерала Белова и 10-й армией в разгроме 2-й танковой армии Гудериана. Он успешно справился с этой задачей. Таким образом, ключевая роль в битве за Москву какое-то время принадлежала 49-й армии.

Захаркин Иван Григорьевич

Мемориал в честь воинов 49-й армии в г. Кременки

Войска 49-й армии под командованием И.Г. Захаркина отличились в Можайско-Малоярославецкой оборонительной операции. В начале ноября 1941 года соединения армии остановили наступление 13-го армейского корпуса противника на рубеже Серпухов-Суходол, в середине декабря армия перешла в контрнаступление. Этим операциям посвящена книга Михеенкова С.Е. «Кровавый плацдарм. 49-я армия в прорыве под Тарусой и боях на реке Угре. 1941-1942» и документах. По приказу Сталина 49-я армия должна была нанести удар по противнику по направлению Малоярославца на рассвете 15 декабря 1941 г. в направлении Н.Вязовня, Высокиничи. Захаркин начал наступление не 15-го, а 16 декабря. «...Части совершили марш 5-8 км по бездорожью в условиях глубоких снежных заносов, что не позволяло ударной группировке своевременно занять исходное положение и начать наступление в 7.00 16.12.41 г. Командарм начало наступления перенес на 12.00 16.12.41 г. с тем, чтобы обеспечить одновременность наступления всех соединений ударной группировки». Вышли на рубеж: Потетино - Волковское - Салтыково - Услимово - Больсуново-Игнатовское - Кузьмищево. Захаркин отомстил фашистам за отступление в Калуге. В этом районе происходили самые кровопролитные сражения битвы за Москву. Росло боевое мастерство. Фашисты ожидали наступления на своем центральном участке фронта напротив Серпухова и Алексина, где сосредоточили основные свои силы, полагая, что из-за снежных заносов советская армия ударит с флангов со стороны магистралей с целью окружить, утопить в снегах. Но Захаркин построил наступление иначе. Главный удар он нанес со стороны Тарусы, который находился в центре фронта 49-й армии, на участке непригодном для маневра. Этим обманул немцев. Опасность заключалась в отсутствии дорог и мостов на этом участке и угроза атаки Высокиничской группировки врага, которая могла атаковать с фланга. Чтобы предотвратить ее атаку, Захаркин приказал атаковать своим правофланговым дивизиям. Через Оку были наморожены переправы. По ним прошла не только пехота, но и техника. «Захаркин переиграл немецкие штабы и выставил на направлении главного удара на фронте в 10 километров шириной 26 744 штыка против 3500, которыми располагал на утро 16 декабря 1941 года противник; 1158 станковых и ручных пулеметов против 292 немецких; 469 стволов артиллерии и минометов против 109 немецких и 36 танков различного типа, в том числе тяжелых КВ и Т-34, против 11 легких и средних немецких». Не все удалось, как было задумано, немцы не были окружены и ушли из Тарусы. Но в результате Алексинской наступательной операции противник потерял около 8000 человек, много техники.

Не удалось фашистам удержать и Калугу. Они укрепили город, надеясь здесь перезимовать и закрывая Малоярославецкое направление, лишали Красную армию маневра северо-западнее Калуги с целью ее охвата справа. Кроме того фашисты эвакуировали Серпуховскую группировку на Малоярославец. Им необходимы были дороги, шоссейная дорога Высокиничи-Калуга и железная Малоярославец-Калуга. Этот участок фронта получил подкрепления. Солдаты получили приказ защищать позиции любой ценой. Но именно сюда и ударил Захаркин, усилив свой левый фланг. Ожесточенные бои шли за каждый населенный пункт. Калуга была освобождена. Фашисты отступили по старой Калужской дороге, как в войну 1812 г. Чтобы развить наступление, Захаркин поддерживал тесную связь с 50-й и 43-й армиями. Наглядно видно, как выросло его военное мастерство.

Захаркин Иван Григорьевич

Генерал И.Г. Захаркин умело руководил войсками в Тульской, Калужской и Ржевско-Вяземской наступательных операциях. В ходе Ржевско-Вяземской стратегической операции, наступая в направлении г. Спас-Деменск. Войска армии освободили город Юхнов и к 20 апреля вышли на рубеж рек Угра и Ресса (западнее города Юхнов), который удерживали до марта 1943 года.

С июня 1943 года - Иван Григорьевич заместитель командующего войсками Центрального, с 20 октября - Белорусского фронта. Его войска принимали участие в Курской битве, Черниговско-Припятской, Гомельско-Речицкой наступательных операциях. 18 сентября 1943 года И.Г. Захаркину присвоено звание «генерал-полковник». С 23 марта 1944 года - он командующий войсками Одесского военного округа.

Иван Григорьевич был награжден 4 орденами Красного Знамени (1934, 1941, 1942, 27.08.1943), орденами Суворова 2-й степени (15.01.1944) и Красной Звезды (1938), медалями «XX лет РККА» (22.02.1938), «За оборону Москвы» (1944), Георгиевским крестом 4-й степени (4.11.1917).

Источники коротко сообщают, что 15 октября Захаркин И.Г. погиб в автомобильной катастрофе при следовании на машине «Виллис» из Одессы в населенный пункт Беляевка, похоронен в Одессе на II Христианском кладбище. Есть версия, что он был замешан (поддерживал) заговор военных против Сталина, который не принес успеха. С этим связана ранняя его смерть. По другой версии в смети Захаркина виноват Г.К. Жуков. Это он послал генерала на верную смерть. Обе версии литературные.

В Серпухове, который он освобождал, около школы №5 есть памятник моему знаменитому родственнику. Автор двухсоткилограммового бронзового бюста генерала, скульптор, член международной федерации художников при ЮНЕСКО и Творческого союза художников России Дмитрий Владимирович Кукколос. Скульптор рассказал, что делал бюст всего по двум уцелевшим фотографиям военных лет, а это очень мало для такой работы. Когда же он был готов, то в школьном музее увидел еще один снимок - и тогда успокоился: Иван Григорьевич получился похожим на оригинал. Улица носит имя И.Г. Захаркина. 30 апреля 2015 г. школе №2 г. Кременки Калужской области было присвоено имя генерала И.Г. Захаркина.

В городе Кременки Жуковского района открылся парк имени генерала И.Г. Захаркина.

Захаркин Иван Григорьевич

Подводя итоги, можно сказать, что 49-я армия под руководством И.Г. Захаркина какое-то время выполняла ключевые задачи в битве за Москву. Главнокомандующий Г.К. Жуков его высоко оценивал. Военное мастерство И.Г. Захаркина росло. Он успешно провел порученные боевые операции. Точка зрения, что Жуков не любил Захаркина, является неверной.

Еще одним источником описания жизни и боевого пути генерала И.Г. Захаркина являются мемуары. Для данной работы использовались воспоминания Г.К. Жукова, К.К. Рокоссовского, М. Черняховского, Б.М. Шапошникова, бывшего члена военного совета 49 армии А.И. Литвинова, командующего 10 армии Белова. Прежде всего, они обращают внимание на боевые действия 49 армии, ее взаимодействие с другими группировками наших войск. Эти воспоминания не выходят за рамки сражений. Г.К. Жуков и К.К. Рокоссовский характеризуют Захаркина как генерала, которому можно доверять. Рокоссовский писал о нем: «За меня остается мой заместитель генерал И.Г. Захаркин - опытный боевой генерал, хороший командир и замечательный товарищ. На него я всегда мог положиться, зная, что он не хуже меня будет руководить войсками».

Продолжают тему воспоминания командира 60-й стрелковой дивизии полковника Михаила Арсентьевича Зашибалова. Он рассказывал о Захаркине как о требовательном и строгом, но справедливом командире. Иван Григорьевич остался недоволен большими потерями личного состава дивизии. В части состоялась проверка по этому поводу. Одновременно генерал предупредил, что если он, Зашибалов, будет в резкой форме критиковать вышестоящее начальство, то может в следующий раз не иметь счастья выступать вообще, ему не нравилось, что комдив, как и во время довоенной службы, находится в боевых порядках, сам лично руководит инженерно-саперными работами главной полосы обороны, но выслушав подчиненного, окончил разговор.

Интересны воспоминания рядового Павла Воеводского, опубликованные в газете Марийская правда. Он рассказал о визите Захаркина в часть, о заботе генерала о солдатах. После его посещения было выдано новое обмундирование, солдаты избавились от вшей. Таким образом, Захаркин оставался внимательным и заботливым к солдатам командиром, не зря его выбирали когда-то представителем от части.

Воспоминания командиров и подчиненных о Захаркине характеризуют его как хорошего, строгого, но справедливого и заботливого командира и вызывающего доверие коллегу.

В его официальной биографии нет никаких сведений о семье. По семейным воспоминаниям, Лидия Михайловна, сестра моего прадедушки Анохина Михаила Михайловича, познакомилась с Иваном Григорьевичем в 1919 году, когда он после ранения поступил слушателем в Академию Генштаба РККА (с 1925 г. - им. М.В. Фрунзе). В 1921 году они поженились. Из интервью с нашим общим родственником В.С. Нефедовым, я узнал, что Лидия Михайловна ездила с мужем по разным местам его службы. Она хорошо стреляла и много времени проводила с мужем на даче. Иван Григорьевич любил рыбалку. В семье было двое детей, сын Леонид и Владимир. Леонид был женат на дочери маршала СССР Соколовского В.Д. - Светлане. Леонид стал химиком, доктором наук, профессором. Из письма И.Г. Захаркина с фронта известно, в конце 1943 г. Л.И. Захаркин учился на 3-м курсе Московского института тонкой химической технологии им. М.В. Ломоносова. Сын Владимир стал военным, артиллерист, полковник.

Захаркин Иван Григорьевич

Лидия Михайловна, сын Володя, Иван Григорьевич, сестра Александра Михайловна с мужем.
Снимок сделан на московской даче И.Г. Захаркина в Покровском-Стрешневе, сразу после возвращения И.Г. и Л.М. в Москву, когда Захаркин был назначен зам. командующего Московским военным округом.

Из письма И.Г. Захаркина жене, 10 апреля 1943 года:
«Лидусинька, дорогая, здравствуй! Я здоров, обо мне не беспокойся. Если я переживаю, то не только и не столько за себя, а и за своих подчиненных. Плохой бы я был командир, если [бы] к жизни людей относился безразлично ... К маю, надеюсь, дороги подсохнут, и в первых числах мая пришлю за тобой машину ... Пиши о себе больше и чаще. Целую крепко, крепко, и долго, долго, твой Ваня»
(Письмо предоставлено Нефедовым)