Перейти к основному содержанию

Бутримова Вера Андреевна

Детям, пережившим ту войну,
Поклониться нужно до земли!
В поле, в оккупации, в плену,
Продержались, выжили, смогли!
В.Салий

Война... Все дальше от нас эти страшные годы. С каждым годом все меньше и меньше остается тех людей, кто может рассказать о войне. Тем дороже и бесценнее для нас их воспоминания.

Мою семью война не обошла стороной. Один мамин дедушка, Кирков Павел Александрович, сержант, воевал связистом на Волховском фронте. Другой дедушка, Творогов Николай Михайлович, пропал без вести в 1944 году. Мамина бабушка, Бутримова Варвара Даниловна, в годы войны работала в Ярославской области на Дуниловском торфоболоте, добывая торф для Ляпинской ТЭЦ. Их никого я уже не застала в живых.

Но есть один человек, который поделился со мной своими детскими воспоминаниями о войне. Это родная сестра моей бабушки, Бутримова Вера Андреевна. Когда началась война, ей было всего 4 года. Вроде бы в таком возрасте не так все хорошо помнится, но, видимо, слишком быстро в те годы взрослели дети, и страшная война навсегда осталась в сердце маленькой девочки живой памятью.

Бабушка Вера вспоминает: «Мама уехала на заработки в Ярославскую область в поселок Дунилово, а меня оставила в семье своего брата, дяди Дениса, в Калужской области, в поселке Лосев. Кто же знал, что начнется война?»

Поселок Лосев, в котором оказалась маленькая Вера, был оккупирован немцами. Остались в нем только старики, женщины и дети.

В доме, где жила Вера, находилась кухня фашистов. Немцы тащили в дом все, что отбирали у жителей. С криками «Матка! Яйки! Млеко! Шпиг!» они врывались во дворы, шумно ловили кур, свиней, обшаривали подвалы ,погреба, пинали своими начищенными сапогами ведра с водой, свиные корыта и громко-громко
хохотали!

Маленькая Вера со старшей двоюродной сестрой сидят в уголке, притихшие, с испуганными глазами. Боятся лишний раз пошевелиться, чтобы, не дай бог, не разозлить незваных гостей.

- Киндер,на! - и немец-повар наливает девчонкам куриной похлебки. Сестренки боятся, не подходят.
- Шнелль! Шнелль! Эссен! – кричит повар.

Страшно! Но есть-то хочется! Как вкусно пахнет! Вера и Наташа быстро едят суп из курицы с соседнего двора!

- Вот Мишка, дурак, куда убежал? Такую вкуснятину пропустил!

Пришли однажды фашисты и во двор к другой Вериной тетке. У тети Нади муж на фронте, дома четверо детей, а во дворе корова-кормилица. Немцы залезли в подполье, вытащили всю оставшуюся картошку, овощи, соленья. Рыжий толстый немец схватил корову и, крича что-то на немецком, пытается вывести ее со двора. Тетя Надя увидела в окно, выбежала, стала плакать, кричать, ругаться, просить, чтобы оставили корову. Немцы, конечно, ничего не понимали, но русские пленные им перевели. Солдаты схватили женщину, оттащили за дом и застрелили. Старший сын Иван видел все это в окно. Видел, но боялся за младших! Похоронить ему маму не разрешили. Немцы закопали ее в глубоком сугробе.

Фронт приближался. Немцы, освобождая избы для своих солдат, переселяли местных жителей в дальние деревни. Маленькая Вера с тетей Настей, с Наташей и Мишей сколачивают из досок небольшие сани, чтобы взять самое необходимое. Рано утром, в темноте, гуськом идут они вместе с остальными жителями Лосева в другую деревню. Впереди немец, сзади немец, а между ними женщины с маленькими детьми на руках, старики, дети постарше с санками . Идти километров тридцать. К вечеру не дошли, остановились ночевать в стогах с соломой. Холод, мороз, есть хочется. Плач маленьких детей, окрики немцев. К обеду пришли в деревню. Немцы подселяют людей в дома, сами уходят назад.

Есть нечего, и Наташа с маленькой Верой идут по ближайшим деревням просить милостыню. Наташа остается во дворе, а малышку толкает в сени. Вера крестится, что-то невнятно бормочет, плачет, что есть нечего. Маленькую девочку жалеют, в одном доме дают кусочек хлеба, в другом - несколько картошин. С добычей девочки возвращаются домой – на день, два хватит прожить их семье.

Советские войска прогнали немцев. Вера со своим родными возвратилась в родной Лосев...

Бабушка замолчала. Она была где-то далеко, в тех страшных годах. А я подумала, что испытав такие тяготы, бабушка не обозлилась, не стала черствой сердцем. В своем городе она – уважаемый человек, почетный строитель, около нее только добрые люди. Бабушка доброжелательна, готова придти на помощь своим родным и друзьям.

Я не хочу, чтобы повторились ужасы войны. Пусть дети растут под мирным небом, не пугаясь взрывов бомб, не теряя родных. Пусть память учит нас добру и человечности.

Долгова Дарина