Перейти к основному содержанию

Детский дом №116 в селе Байково. Большесельский район

«Нас вывезли из Ленинграда в 1942 году... Помню свою деревеньку Байково, где провела свое детство, очень часто вспоминаю ее, также воспитанников. С Авоськиной Томой мы вместе спали, у нас была шубка одна на двоих», - из письма Н.П. Подлесной, оптравленного директору Бакунинской школы Жильцовой.

«Я в 1942 году приняла в первый класс детей из Ленинграда. Дети были очень способные, но замкнутые и скромные... Я же в 1942 году в марте месяце ушла на фронт», - из письма учителя Бакунинской школы Соколовой (Пожидаевой) Марии Ивановны.

Это строки из писем тех, кто вплотную соприкоснулся с Байковским детским домом №116. К большому сожалению, документов о его деятельности совсем не сохранилось. Но еще живы люди, чья судьба хоть чуть-чуть связана с ним. По их воспоминаниям можно хотя бы частично восстановить почти десятилетнюю историю.

С момента, когда через Ладожское озеро привезли детей из блокадного Ленинграда в детский дом №116, вплоть до его ликвидации в 1953 году здесь работала счетоводом (в наше время она бы работала бухгалтером) Галина Александровна Хомутова.

Изначально Байковский детский дом №116 располагался там, где в данный момент находится детский сад (изначально стояла усадьба Шалиных), привезли туда около ста детей. Вместе с ними приехали воспитатели, повара и врач. Из местного населения нанимали только нянь, сторожей и т.п. Если бы не это, признавалось местными, бывшими сотрудниками этого детского дома, дети - истощенные, испуганные - просто не смогли бы выжить. «Мы даже не знали, как их кормить», - признается Галина Александровна Хомутова.

Их, больных дистрофией, кормили поначалу понемножку, по капле, но зато часто. Помогали поднимать детей всей деревней, кто что принесет: кто яиц принесет, кто молока, кто булку. Относились к ним как к родным. Именно поэтому ни один ребенок в Байкове не умер. Когда ребята поокрепли, сами стали собирать щавель, крапиву. Но сил набирались медленно и очень долго. Дети 4-5 лет поначалу не могли даже ходить. Таких малышей дошкольного возраста в начале существования детского дома было огромное количество. «Нервные, жалостливые, но горой друг за друга», - рассказывает о них Л.М. Бушкова.

«Не сразу ленинградские дети попали в обустроенный детский дом. Поначалу в спальнях стояли деревянные топчаны, стелились соломенные матрасы, а глиняную посуду персонал собирал у местного населения. Почти сразу обзавелись подсобным хозяйством (коровы, свиньи, лошади Зорька и Майка), огородом, баней у реки, позже появились сад и пасека. Выжить помогал и колхоз».

Воспоминания записала Хахилева Александра