Перейти к основному содержанию

Каторгин Алексей Михайлович

Поисковый дневник вели Иван и Полина Колмыковы

Попал на фронт шестнадцатилетним мальчишкой. В период Великой Отечественной войны прошел весь славный боевой путь Красной Армии. Рыл траншеи, спасал еврейское население в Польше, воевал за свободную от фашизма Европу, войну закончил в Германии.

Из детства - в военную юность

Каторгин Алексей Михайлович родился 5 марта 1926 года в с. Борки Тербунского района Липецкой обл. в крестьянской семье. Когда ему было три года, умерла мама. На руках отца остались еще брат (8 лет) и сестра (15 лет). Отец вскоре женился. У мачехи были свои дети. Воспитанием Алеши занималось двое мальчишек и его старшая сестра. Она и стала мамой. Делилась с братишкой тем немногим, что удавалось добыть в семье, где семь ртов. Детство было холодным и голодным.

Когда наступил срок, пошел учиться в Борковскую восьмилетку - Школу Коммунистической молодежи. Учеба давалась тяжело, кроме любимой математики. Закончить обучение не успел. В октябре 1941 года, вместе со сверстниками, Алексей в составе комсомольско-молодежного отряда сооружал противотанковые рвы под Касторной и Кшенью. Осенью 41-го шли сильные дожди, одежда всегда была мокрой, но работать не переставали. От болезни и усталости спасали молодость и злость, в разговорах одно: «Не пройдут!»

1942 год: эвакуация в город Ижевск; обучение в течение полугода военному делу (обращаться с оружием, стрелять, окапываться, вести разведку, организовывать связь). После ускоренных военных курсов отправили сначала на строительство завода по изготовлению орудий для фронта. А уже 15 ноября 1942 года Алексея призвали в ряды Советской Армии. Юному воину было всего 16 лет.

Приписывать лишних два года не пришлось. Взяли сразу после личного заявления о желании уйти на фронт, поданного в военный комиссариат.

Участвовал в боях за Кавказ. За проявленную храбрость при выполнении боевого задания получил медаль «За оборону Кавказа». Задача перед рядовым стояла сложная: наладить связь между артиллерийским расчетом на высоте и штабом полка. Трижды солдат под непрерывным огнем противника протягивал километровый провод к орудиям и обратно. В последний раз удача отвернулась: не успел Алексей перебежать от воронки к воронке, накрыло осколками снаряда. Так он и получил тяжелое ранение в руку.

С поля боя вытащила медсестра Настя, отчаянная девчонка, спасшая много солдатских жизней ... кроме своей. Погибла через месяц после этого сражения. А Алексея отправили вместе с другими ранеными в тыловой госпиталь. Пока везли, потерял много крови, поэтому, когда готовили к операции, он был уже без сознания.

Первое ранение и выздоровление. Опять фронт, опять связист, только теперь в 206 стрелковом полку. Прослужил три месяца. Соединение расформировали. Каторгина направили в минометный полк. Бригада, в которой он служил, была «на прорыве», то есть их бросали на самые сложные участки для минометной поддержки при обороне или наступлении. Но последнее случалось, к сожалению, не часто.

Каторгин Алексей Михайлович

Несколько месяцев 1943 года провел в окопах под Ленинградом. Шли тяжелые бои по защите города. Многие товарищи остались на полях сражений. Не было писем из дома, но зато приходили посылки от совсем незнакомых людей: варежки, кисеты с табаком, теплые носки. Однажды прислали то, что уж никак не ожидал, - в промасленной бумаге лежал кусковый сахар. Поделили на 15 человек.

Серьезным испытанием стало участие в Курской битве. Шли за танками цепью, не поспевали. А потом – артобстрел и самолеты противника, несколько часов бомбежки и ада. Отстали от танкового полка, залегли в лесочке. До ночи вели бой с немецкими автоматчиками. Под утро обнаружили, что березняк весь сгорел, а вокруг – одни воронки от снарядов и убитые. Весь день хоронили и своих, и чужих, собирали документы, пытались наладить связь, потому что в сумятице вчерашнего боя потерялись. К вечеру чуть не попали под пулеметные очереди тридцать четверок, вовремя обнаружила разведка танковой части, что стреляют по своим. Остались в живых за два дня только 24 человека из 230 бойцов.

Когда война ушла на Запад

Алексей Михайлович Каторгин участвовал в освобождении Варшавы и спасал еврейское население гетто, организовывал его эвакуацию в тыл. На Виселецком плацдарме произошел трагический случай. Наши войска спешно отходили к польской границе после неожиданного контрнаступления гитлеровцев. Предстояла переправа. Плоты сооружались спешно и в ночную пору. В полку много раненых, которых необходимо было переправить в первую очередь. Спешили. Отобрали несколько добровольцев для сопровождения. Вызвался и боец Каторгин. Под утро тронулись.

На маленьком кусочке земли у реки остались сотоварищи для прикрытия, сопротивлялись ожесточенно. Выстояли. Многие потом были награждены орденами и медалями за мужество. А на воде творилось что-то невообразимое: река хорошо просматривалась с высокого берега и потому непрестанно обстреливалась. Надо было грести и вести ответный огонь. Алексея где-то на середине реки зацепило автоматной очередью, потом еще... Ранение в голову оказалось тяжелым.

В госпитале, куда был отправлен Алексей Михайлович, не надеялись на его выздоровление, так как боец не приходил в сознание после операции несколько суток. Он попал в списки умерших, документы были сданы на хранение в спецотдел, а в село Борки ушла похоронка с официальным уведомлением о смерти: «Погиб смертью храбрых».

Но чудеса все же случаются. Солдат Каторгин очнулся, быстро пошел на поправку и снова через два месяца встал в строй. Был отправлен в 47-ую воздушную бригаду. Взяли бортстрелком. Совершил 72 вылета.

Завершил свой боевой путь Алексей Михайлович под городом Кенигсбергом, в 1946 году был уволен из рядов Советской Армии .

Каторгин Алексей Михайлович

В свои 20 лет за боевые заслуги и мужество Каторгин А. М. был награжден командованием орденами Отечественной войны 2 и 1 степени, орденом Славы 3 степени, медалью Георгия Жукова, медалями «За взятие Будапешта», «За Победу над Германией», «За взятие Кенигсберга», «За боевые заслуги».

После войны

Возвращение домой было радостным и тягостным одновременно. Семья бедствовала. Надо было поднимать хозяйство. Пошел в колхоз трактористом.

Осенью 1948 года отвозил зерно на мельницу, приметил там симпатичную девушку, звали ее Александрой. Не раздумывая, послал сватов в соседнюю деревню за невестой. Вот так, без ухаживаний и «приглядываний», пришло решение жениться. А так как в семье у Александры на выданье были еще две сестры, то девушку сосватали быстро. Свадьбу и свадьбой–то назвать было нельзя. Невесту обрядили в снятые с окон спальни занавески, а жениха – в костюм двоюродного брата (тот даже выделил ему пальто на ватиновой подкладке). В таком наряде и поехал Алексей за невестой. Расписались, посидели за «праздничным» столом, а уже вечером и костюм, и пальто пришлось вернуть.

Поначалу молодые поселились в сарае, оборудовав его под жилище. Вскоре в их хозяйстве появилась коза, кое-какая домашняя утварь. Но настоящим событием, конечно, стало рождение дочери Галины. Козье молоко – достойное подспорье в голодные послевоенные годы. Потихоньку обживались, работали в колхозе, который и помог им построить со временем собственный небольшой дом. Еще одна дочь родилась в семье через 8 лет в 1957 году. Назвали Танюшей, а третья – Наталья появилась на свет, когда родителям было уже по 43 года. «Три дочери - сразу три радости, лишь бы здоровы были», - говорил отец.