Перейти к основному содержанию

Абрамов Александр Никитович

1918 г.р.

Русский солдат умеет терпеть боль, выносить страдания, он может выдержать голод и лишения, может страдать от холода и тяжелых условий, но он никогда не сдается. Он знает, что отвечает не только за свою жизнь. Русский солдат отвечает за свою страну, за свою семью и за свое будущее. Таким был и мой прадед – Абрамов Александр Никитович – участник Великой Отечественной войны.

Я его никогда не видел, но знаком с ним по рассказам моего папы и бабушки, и, конечно, по документам из нашего семейного архива. Это старые фотографии из альбомов, медали за участие в войне, орденская книжка, военный билет, трудовая книжка, справка о ранении, а самое ценное – дневник, который вел мой прадедушка в ходе военных действий.

Абрамов Александр Никитович родился 17 февраля 1918 года в селе Маровка Рузаевского района Пензенской области. Мать и отец были обычными крестьянами, в семье было 5 детей.

В 1938 году мой прадед поступил в педагогический институт в городе Иркутске на физико-математический факультет. Когда он окончил 1-ый курс, началась финская война. Студентов из Иркутского педагогического института забрали в Сибирский лыжный батальон. После подготовки солдат отправили на фронт, но пока они ехали в эшелоне, финская война закончилась, всем курсантам предложили поступить в военное училище. Мой прадедушка в 1940 году поступил в Томское военное артиллерийское училище.

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Всех курсантов после 2-х лет обучения досрочно произвели в офицеры. 16.08.1941 года Абрамову А.Н. было присвоено военное звание лейтенанта. Часть курсантов отправили на фронт, а часть оставили в училище для обучения следующего набора курсантов. Мой прадедушка был оставлен на педагогической работе в Томском военном артиллерийском училище и с 07.1941 по 08.1943 года являлся командиром курсантского взвода. После нескольких месяцев работы прадедушку направили в г. Самарканд в Артиллерийскую академию имени Ф.Э. Дзержинского, где он проучился около 3-х месяцев.

Абрамов Александр Никитович

В августе 1943 года прадедушка отправился на фронт добровольцем. С этого момента начинается его дневник: «Приказом НКО СССР № 0889 от 24.06.43 года и телеграммой УК ГУКАРТ № УК/893 от 18.08.43 года был отозван в распоряжение начальника Управления кадров для получения назначения в действующую армию. 22 августа я покинул академию и выехал в Москву.»

Из дневника мы узнаем, что 1 октября 1943 года прадеду Александру поручили командование артиллерийской батареей, состоящей их трех тяжелых орудий и 55 человек, среди которых были разведчики, расчетчики, наблюдатели. Батарея входила в состав 116-й тяжелой гаубичной артиллерийской бригады 1-го Украинского Фронта, которая стала преемницей расформированного 11.09.1943 года 360-го гаубичного артиллерийского полка.

«В штабе корпуса мне предложили взвод. Я им сказал: «Я не против, но мне будет неудобно, так как мои воспитанники у вас уже командирами батарей». Они тогда со мной познакомились ближе. Я рассказал о себе: где работал, где учился. Тогда мне предложили работать у них в штабе. Но я сказал: «Я штабную работу не люблю, я привык быть строевым командиром и прошу вас удовлетворить мою просьбу.» На третий день меня направили в 116 Т.Г.А.Бр. командиром батареи. 1 октября 1943 года я принял батарею от капитана Матвеева».

11 декабря 1943 года был получен боевой приказ: «Прибыть на станцию г. Орла. Погрузиться на эшелоны». Маршрут нам не был сказан. Каждый хотел знать, а поэтому в вагонах часто слышалось: «Интересно, куда нас везут? Может быть, на 1-й Украинский? А, может быть, в Крым?» Но когда проехали Курск, Белгород, Харьков, Полтаву, повернули на Киев, стало ясно – едем на 1-й Украинский фронт».

Так мой прадед прибыл в штаб в районе хутора Гутыще. Здесь при выполнении первого боевого задания мой прадед был тяжело ранен. «Земля подо мной зашаталась, я поплыл... Все передо мной кружилось. Мне трудно было поднять головы, но сознания пока не терял. «Неужели это последние минуты моей жизни? - спрашивал я себя – Ведь я еще молодой, мало видел жизни и вдруг – конец...» Как дорога показалась мне жизнь. Только сейчас я узнал цену жизни».

На машине прадеда доставили в санбат в деревне Белки. Через 3 дня после проведенной операции, 27.12.1943 года, перевезли в армейский госпиталь в деревне Королевка. Там прадед встретил раненого капитана Дынника. «И так мы встретились два комбата, раненые одной гранатой в одно и то же время». 15.12.1944 года госпиталь был эвакуирован в тыл, в Киев. В момент взрыва снаряда, в следствии чего было ранение, у Александра Абрамова лопнула барабанная перепонка левого уха. Об этом ему сказали врачи: «Береги теперь второе. Помочь ничем не можем». С тех пор мой прадед говорил: «Для артиллериста главное – глаза, чтобы видеть противника, а ухо..., что ж будем воевать с одним»

12.04.1944 года прадед и его товарищ Михаил Антонович Дынник были выписаны. К этому времени рана на спине прадеда еще не зажила и выписывать его было рано, но их с товарищем «...ранило в одну секунду одной гранатой, вместе лежали в госпитале, теперь осталось одно – вместе вернуться в свою часть». Мой прадед упросил начальника отделения выписать его досрочно. Таким образом, мой прадед в госпитале провел 4 месяца.

Накануне первомайского праздника 1944 года мой прадед прибыл в свою бригаду. По просьбе солдат назначен командиром в родную батарею. Оказывается, праздник 1 мая отмечали и на фронте. «1 мая вручали Ордена отличившимся в бою товарищам, после чего был обед. Обед прошел замечательно. 3-го мая 1944 года я снова принял батарею. ОП был возле д. Косув». К тому моменту наступление советских войск развивалось успешно. Большую роль в прорыве немецкой обороны сыграла советская артиллерия.

С 13.07.1944 года началась наступательная Львовско-Сандомирская операция. В дневнике прадеда подробно описано, как происходил прорыв первой линии обороны немцев на высоте Обыдра с 14.07.44 г., в котором он получил небольшое ранение в руку; второй линии немецкой обороны с 17.07.44 г. в районе деревни Кудобинце; третьей линии обороны с 18.07.44 г. в районе горы «Злато-Гура». «Бой шел упорный весь день. К вечеру высота 402,0 была взята нашей пехотой. Немец контратаковал, нахально лез прямо на высоту. Наши артиллеристы в упор расстреливали их из своих орудий. Много побили мы здесь немцев. Враг драпанул и без боя сдал высоту 417,0. Наша пехота продвинулась на 3-4 километра и заняла Львовское шоссе. Третья линия обороны прорвана.»

Далее в дневнике прадеда мы прослеживаем боевой путь его батареи в ходе Львовско-Сандомирской операции. В деревне Снович мой прадед в хате нашел убитого красноармейца: «Он был порезан ножом, хотя голова у него была забинтована. Лицо в синяках, видимо – били. Когда посмотрел я документы, лежавшие возле него, узнал, что это разведчик с того полка, который я поддерживал огнем. Видимо, раненого немцы взяли его в плен, допрашивали, издеваясь над ним».

26.07.44 г. в деревне Грабники батарея прадеда отбила контратаку немцев. «Передо мной на высотке стояло 15 танков и самоходных орудий противника. Пулеметный огонь из танка доставал до нас. Мы укрылись в кювете. Но лежать в кювете, значит, не видеть противника... Чтобы лучше наблюдать за ними, мне пришлось залезть на дерево. Пули ударяли ниже меня. Вот уже поднялась немецкая пехота, танки двинулись вперед. Я немедленно открыл огонь по пехоте. Немцы залегли, танки остановились. Воспользовавшись этим, мы усилили огонь. Контратака была отбита».

Далее освобождение населенных пунктов: д. Милятичи, д. Волкув, д. Великая Солонка, д. Малая Солонка, Львов, д. Княженцы, д. Блузов-Гурный, д. Янив, Ново-место, г. Хыров, г. Добромиль, г. Перемышль. Прадед описывает в своем дневнике, как местные жители встречали советских воинов-освободителей: «Жители надели свои лучшие платья, встречали нас радостно, кланялись нам, махали руками, приглашали зайти в хату. Приятно чувствовать, когда в твоем лице видят своего освободителя».

«Вот и река Сан – граница СССР. По ту сторону уже не наша земля...»

Вот батарея прадеда вступила на Польскую землю. 10.08.44 г. прибыли в район селения Длуге. 11.08.44 г. уничтожали батарею противника на железнодорожной станции Беско. 13.08.44 двинулись по маршруту Дыдня, Вара, Дынув, Глочув, Жешув.

В деревне Вадовице мой прадед неожиданно встретил старого друга Дынника, «...с которым породнила война, породнил один немецкий снаряд, породнил госпиталь и обратная дорога в часть. И вот сейчас мы с ним ждем начала артподготовки. Может быть, это начало будет для нас концом жизни». Такие мысли посещали его, так как немец оказывал жесткое сопротивление. Батарея прошла населенные пункты Польши: д. Гурно, Радомышль, д. Руда, д. Вевюрка, д. Борово, д. Ружа, д. Засув, г. Дембица, вышла к Вислинскому плацдарму. Так завершилась Львовско-Сандомирская операция в жизни прадеда. Но война еще не закончилась. Советская армия продолжала свое освободительное шествие.

18.01.1945 года батарея дошла до последнего, приграничного города Польши Ченстохов. «Жители нас встречали, как своих близких, родных братьев. По городу раздался польский гимн, а вслед за ним – советский гимн. Для нас такая встреча еще больше вливала сил и мы без устали двигались вперед».

И вот солдаты вступили на немецкую землю: «Вот оно, логово фашистского зверя, добрались мы и до тебя».

21.01.44 г. батарея прадеда вошла в город Розенберг, немцы его оставили без боя. Но дальше немцы оказывали жесточайшее сопротивление, постоянно контратаковали. Во время штурма города Штрелена мой прадед чудом остался жив: рядом с ним разорвался немецкий снаряд. «Но когда посмотрел на себя, оказалось, что моя фуфайка пробита осколком насквозь. Рукав кителя так же пробит с обоих сторон. Рукав рубашки так же пробит в двух местах. Снимаю рубашку – только маленькая царапина».

Весть о конце войны застала батарею прадеда в городе Пирна, рядом с капитулировавшим накануне городом Дрезден. «Время было уже 22.00. Вдруг по колонне, как молния, пронеслась весть: «Конец войны! Германия капитулировала! Какая радость – мы остались в живых».

Абрамов Александр Никитович

Обратный путь батареи, которой командовал прадед, проходил через Чехословакию. Абрамов А.Н. был награжден медалью «За участие в героическом штурме и освобождении Праги». Прадед в своем дневнике отмечает, что чешский народ очень трудолюбивый. В первые же послевоенные месяцы они начали ремонтные работы разрушенных войной объектов, строились новые мосты, дороги.

Домой прадедушка вернулся уже в начале 1946 года в звании капитана.

В дневнике прадед не рассказал о своих подвигах, о наградах - он был скромным человеком, считал, что быть бесстрашным, решительным - это обязанность солдата. Бабушка показывала мне боевые награды своего отца, моего прадедушки. Орден Великой Отечественной Войны 1 степени он получил за то, что подавил огнем артиллерии более 5 батарей противника. Орден Великой Отечественной Войны 2 степени - за уничтожение огневых средств фашистов, обеспечив успешные действия наших войск.

Изучая судьбу своего прадеда, я очень многое узнал о событиях Великой Отечественной войны. Я понял, что война – это горе и смерть, голод и холод. Но также это героизм и мужество, ежедневный подвиг солдат. А мы, нынешнее поколение, не должны забывать об этом времени и всегда с уважением относиться к тем людям, которые ценой своих жизней и здоровья принесли мир и покой нашей Родине.

Хантурин Павел