Перейти к основному содержанию

Анацкий Иван Арсентьевич

1919 - 1985 гг.

Рассказал Шехетов Юрий Александрович, шурин (брат жены Анацкого)

Чудеса случаются. Хочу рассказать о чудесном спасении моего зятя.
Историю моего зятя (мужа сестры) я услышал в 1946 году, когда в нашем доме собрались три друга-фронтовика, прошедшие вместе по всем фронтам Великой Отечественной войны. Я услышал гомерический хохот одного из них, огромного роста мужчины. Оказалось, вспомнили они один случай.

Все трое товарищей звались Иванами, популярное имя в России. Поэтому на фронте их для отличия стали звать «Три Ивана»: просто Иван, полтора Ивана (это как раз тот веселый двухметровый великан) и мой зять – по национальности украинец, поэтому прозвали его Хохол. Товарищами они были неразлучными. Их никогда не разлучали, куда бы ни направляли на войне. Служили они шоферами на машинах ЗИС-5, колесили втроем. Мой зять потом так по жизни и шоферил.

Иван Хохол был запасливым человеком. Как-то на дороге он нашел большой стальной лист толщиной сантиметра полтора. Пригодится! Иван этот лист использовал, когда чинил машину, ложился на него, чтоб не грязно было. А потом засовывал этот лист за шоферское сиденье.

Зимой 1944 года они воевали на стыке Ленинградского и Карельского фронтов, наши войска стремились прорвать блокаду вокруг Ленинграда. Была там дорога, которую держали под обстрелом фашисты. Проскочить по ней к своим можно было только улучив момент, во время небольшого перерыва. Ту дорогу называли дорогой смерти.

В тот день по этой дороге три Ивана везли на артиллерийскую батарею снаряды. Иван и Полтора Ивана проскочили, а Иван Хохол не успел. Взрыв – и от машины со снарядами после попадания немецкой мины осталась глубокая воронка. Два Ивана бежали к месту взрыва, с отчаянием смотрели на место, где была машина друга...

Вдруг Иван увидел, что метрах в пятидесяти от них в придорожной канаве что-то чернеет. Присмотрелись. На шоферском сиденье с баранкой (рулем) в руках в канаве сидел Иван Хохол. Сидел в канаве бледный и не шевелился. Еще бы... Такой путь по воздуху в шоферском сиденье пролетел! От машины осталась только воронка, а на нем – ни царапины. Это, наверное, единственный случай за всю войну, когда шофер при таком взрыве остался цел и невредим. Только контузило сильно.

Друзья подхватили его – и в медсанчасть отвезли. Ему там уколы сделали, три дня отдохнуть дали – и снова на машину, теперь уже новую.

Вот и не верь в чудо. Спас шофера тот металлический щит, который Иван Хохол подобрал тогда на дороге. Пригодился не только от грязи, еще и жизнь спас. Сработал как катапульта.
Все трое хохотали. Но – после войны.