Перейти к основному содержанию

Ванчугова Вера Васильевна

1925 г.р.

Личные воспоминания. Записала Яна Мамедова.

Я родилась в Ярославле, так всю жизнь здесь и прожила. Когда началась война, мне было 16 лет. В семье было семеро детей, я старшая. Сразу пошла работать на военный завод, на котором так потом и проработала 37 лет. А тогда работали по двенадцать часов. Всяко было. Бомбили. Рядом с нашим домом упала бомба. Конечно, боялись. Но паники не было. Бомбоубежище было далеко, мы туда не бегали. А куда прятаться? Прятались в нашем доме, в подвале, где была прачечная.

Работала я с восьми вечера до восьми утра. Приду, посплю часов до двенадцати, а потом иду огород копать или картошку подсыпать. Огород был там, где сейчас район Брагино. Мне там от завода дали 3 сотки. Все делала сама, и картошку потом на себе таскали домой.

Все время мы слушали сводки Совинформбюро (Советское информационное бюро). А еще помню карточки на хлеб. Каждая семья шила свой мешок под хлеб, клали туда карточки и деньги. Мешки подписывали – чья семья. Одна женщина со всеми мешками ходила получать хлеб. Мы все бегали смотреть, не едет ли хлебный фургон. Кричали, что едет, и та женщина шла в очередь стоять. А мы ей очередь занимали.

Хлеб раскладывали по мешкам, и мы, дети, разносили мешки по домам. Давали нам тогда по 300 граммов хлеба на иждивенцев (неработающих) и крупы. Было голодно. По ночам бегали в коммерческий магазин за хлебом. Если набирали денег, то можно было купить еще ландрин (конфетки такие) или повидло. Яблочное повидло было самое дешевое, стоило 90 копеек. Ели в основном картошку и хлеб. На огороде сажали одну картошку, потому что надо было работать. А повидло, когда покупали, если с черным хлебом. И были очень рады, было вкусно.

Из моих братьев-сестер никто не воевал, по возрасту были малы. А вот у мамы моей из четырех братьев не вернулся с фронта никто. Все пропали без вести. Знаю, что один из маминых братьев, Михаил, закончил военную академию. Через полгода после свадьбы ушел на фронт, и тоже пропал без вести.