Перейти к основному содержанию

Пшеницына Мария Серафимовна

Материал подготовила: Кучеева Татьяна Ивановна.

Мария Серафимовна была одиннадцатилетней девочкой, когда началась война. Жили бедно, а в годы войны стало еще хуже. Дома есть было нечего, вот и пришлось ей работать в колхозе. Всех колхозников худо-бедно, но кормили. В основном давали пустые щи или мамалыгу - это суп из муки грубого помола. В колхозе выполняла разную работу: носила воду для столовой, затем помогала взрослым на поле. Землю пахали на слабых, больных лошадях или на быках. Женщины вели быков, а дети их подгоняли. Поили быков из речки.

Обуви никакой не было, за весь день хождения по полю, ноги сбивали в кровь. От тяжелой работы и болезней животные начинали чахнуть, но резать их никто не разрешал, до последнего работали на них. И когда уже лошадь или бык не могли подниматься, бригадир разрешал резать скотину. Были случаи, когда люди подбирали падаль и ели ее, чтобы с голоду не умереть.

Особенно тяжело было зимой, в домах – жуткий холод, спали на соломе, укрывались всякими лохмотьями. Условий для купания не было, заводились вши, клопы. Конечно, были печки, топились, чем могли. Да вот только на печи много народу не поместится – старики да детки малые. Вот все остальные и спали на полу, жались друг к дружке, чтобы потеплее было. Казалось, зиме ни конца, ни края не видно. И как только наступала весна, село немного оживало. Ребятишки пробовали на вкус и ели всякие растения: щавель, стебли осоки и кувшинки. На лугу умудрялись отлавливать рябчиков, жарили их на костре и ели. А когда заканчивалась уборочная, и кое-где оставались колоски, ребятишки собирали по 2-3 горсточки, да и то воровски, ведь за это тоже наказывали.

Как-то раз вместе с соседской девочкой ушли подальше в поле, чтобы никто не видел, и не заметили, как стало смеркаться. Что делать? Домой идти ночью, страшно, волки в то время свирепствовали. И решили остаться в скирду ночевать. Страшно было, мы поглубже зарылись в солому, а там мышей пропасть, везде шуршат, спать невозможно. К утру сон нас все равно одолел. Проснулись – колоски наши все мыши поели. Так и вернулись ни с чем, да еще нам от матерей досталось.

Война шла не один год, за 4 года Мария Серафимовна повидала много тяжелой работы. Вместе со взрослыми косила, скирдовала. Ранней весной ходили в Мордово на элеватор за семенами. Норма зерна была 20 килограмм. Рано утром вставали, а приходили только к вечеру. С ними был старший, который разрешал за всю дорогу съедать по горсточке зерна.

А еще запомнилось Марии, как шли обозы из-под Воронежа с ранеными солдатами. Было лето, стояла страшная жара. Пять или шесть повозок с ранеными солдатами остановились в нашем селе. С ними была одна только медсестра. Сразу же сбежались люди, медсестра попросила помочь ей с ранеными. Кто-то просил пить, кто-то стонал от ран, просили дать покурить, поесть. У многих были страшные раны, а из-за жары и нехватки бинтов, раны гноились, был плохой запах. Нас детей заставили рвать лопухи, толочь их и выжимать сок. Вот этим «зеленым соком» заливали раны, люди приносили тряпки, чтобы сменить старые окровавленные и грязные бинты. И хотя люди и сами недоедали, но солдатам принесли, кто что мог. Ведь у многих на войне были мужья и сыновья, и они думали, что и им тоже кто-то поможет.

Семья Марии не дождалась с войны главы семейства, т.е. отца, пришло известии о том, что отец пропал без вести. Это известие омрачило и без того горькую участь семьи. Но надо было жить дальше, поднимать детей. И только общая радость - Победа, вселяла всем надежду на лучшее будущее.