Перейти к основному содержанию

Астафьев Василий Михайлович

«Мой дядя - Герой Советского Союза»

Астафьев Василий Михайлович – Герой Советского Союза, почетный гражданин города Пермь и Пермской области, почетный гражданин Токаревского района Тамбовской области. Василий Михайлович родился 25 октября 1919 года в д. Вороновские Отруба Токаревского района Тамбовской области. В этом (2016 году) ему исполнилось 97 лет.

Он прошел Великую Отечественную войну с первых дней и до последних, победных. Воевал на Юго – Западном, Воронежском, Степном, первом и втором Украинских, первом Белорусском фронтах. Он участвовал во всех крупных битвах: за Москву, Сталинград, в Курско – Орловской, в форсировании Днепра, освобождении Украины, Польши и в Берлинской операции.

Астафьев Василий Михайлович

Из воспоминаний В.М. Астафьева

«Прошло много лет, а из памяти не уходят первые месяцы войны 1941 года. Один день запомнился так четко, как будто это было вчера. Шли тяжелые бои. Красная Армия несла потери. Немецкие войска теснили нас к Днепру. Взвод саперов, которым я командовал, прикрывал отход подразделений дивизии. Под огнем наступающего противника саперы минировали дороги, взрывали мосты, сдерживали натиск врага. Вся горечь отступления тяжелым камнем ложилась на сердца бойцов. Отходили за Днепр. Местные жители плакали. Полные слез глаза женщин и стариков смотрели на нас с укором. Одного рыбака не могу забыть до сих пор. Именно его не помню, но слова врезались в память навсегда. Он на рыбацкой лодке перевозил через Днепр последних саперов, отходивших в тыл. Нас осталось шесть человек. Старик был хмур, как осеннее днепровское небо.

- До свидания, дедушка! Мы еще вернемся! Не горюй, - сказал я тогда и протянул рыбаку руку. Но старик не ответил и руки не подал. Ветер трепал его седую бороду, а на глазах блестели слезы. И мне, лейтенанту, тяжело было видеть это человеческое горе.
- Идить... щоб я вас не бачив! – сказал, как отрубил, и резко махнул рукой...

Меня резануло по сердцу, словно ножом. Обидно было всем: и мне, и солдатам, и старому рыбаку. Я не знал, что сказать, чтобы дед не отчаивался и поверил моим обещаниям. Старик не верил, что через два года мы вернемся и освободим Украину от немецких захватчиков.

Ожесточенные бои с гитлеровскими войсками продолжались уже третий год. После Сталинградской битвы и завершения Орловско – Курской операции летом 1943 года советские войска освободили значительную часть захваченной территории, продвинулись на запад и вышли к левому берегу Днепра. Началось освобождение Украины.

Астафьев Василий Михайлович

Настроение у меня было отличное! И я во все горло заорал:
- Здра-а-а-вству-у-у-й, Дни-и-и-про-о! Здра-а-вству-у-у-й!
И тут же вспомнил того безымянного старика, что перевозил нас на лодке. Теперь он не отвернулся бы от протянутой руки, как тогда, в сорок первом, а, пожалуй, обнял бы нас с радостью.
К большому сожалению, встретить старого рыбака мне не удалось, но я никогда его не забуду.

На левобережье мы увидели страшные картины фашистских деяний: украинские села с немецкой дотошностью были сожжены до последней хаты. В одном дворе у сгоревшего дома лежали мертвые старушка и девочка. У бабули в руках была зажата веревка, привязанная к рогам убитой коровы. Видимо, гитлеровцы хотели отобрать буренку, торопились и все живое расстреливали...

Когда я подошел к уцелевшей стене крестьянской хаты, услышал тиканье часов. Это насторожило меня. «А вдруг мина с часовым замыкателем», - подумал я. Но это были простые ходики, чудом уцелевшие, по – своему продолжавшие жить. Я решил, что трагедия в украинском селе произошла совсем недавно, значит, немцы где-то близко!

Передовой отряд дивизионных разведчиков и саперный батальон первыми прорвались к Днепру. Понтонные подразделения где – то на подходе, запаздывали. Поступил приказ командира дивизии: форсировать реку Днепр с ходу. Командир саперного батальона майор Опаренко назначил меня начальником переправы. Я тогда был его заместителем в чине капитана. Вечером на берегу Днепра мы подобрали участок для преодоления водной преграды. Ночью немцы вели бесприцельный пулеметный и артиллерийский огонь. Ползком и пригнувшись, солдаты обследовали береговую полосу. Саперы готовили надувные лодки. Подошли дивизионные разведчики под командованием капитана Куропаткина, и первая лодка с семью бойцами успешно преодолела реку. Бойцы подобрали место для плацдарма, удобное для высадки десанта и техники.

Разведчики уже возвращались на левый берег. В это время фашисты почувствовали неладное. Они словно взбесились. Взлетали и горели осветительные ракеты, свистели пули, визжали мины. От разрывов снарядов кипела днепровская вода. Но разведка свою задачу выполнила, благополучно вернулась к месту переправы.

Вскоре начались форсирование Днепра и захват плацдарма. Саперы вязали плоты из бревен, крепили к ним бочки, использовали рыбацкие лодки и все, что могло держаться на плаву. С помощью подручных средств первые группы десантников уже добрались к правому берегу и вступили в бой. Плацдарм с каждым часом расширялся. С некоторым запозданием немецкое командование, считавшее оборонительный рубеж по Днепру непреодолимым, обнаружило массовое сосредоточение наших войск на правом берегу. Фашисты обрушили на десантов сокрушительный огонь, но было уже поздно.

Форсирование Днепра началось на нескольких участках одновременно. Наши артиллеристы активно поддерживали переправу. На моем участке полком командовал начальник артиллерии подполковник Людвиновский. Он объяснил мне:
- Как только взлетит ракета, завоет мина или загрохочет пулемет – мы туда снаряды в обмен!
Артиллеристы сдержали слово. Это очень помогло саперам переправлять подразделения, накапливать силы десантов, расширять плацдарм. Уже захвачена часть высокого берега, отбиты контратаки, но противник яростно сопротивляется.

Восемь дней и ночей шел бой на переправе. Иногда без сна, без пищи, без отдыха. Бойцов охватил азарт боя: свиста пуль и рева снарядов, словно, не замечали, работали изо всех сил. Убитые падали, живые готовили к переправе очередной десант. Деду приходилось работать по пояс в воде, командовать и в то же время следить за ходом переправы на участке. Грузили пушки, ящики со снарядами, подтаскивали плоты к берегу. Лодок, понтонов, плотов не хватало. Бывало, лодка под тяжестью груза кренилась на бок. Прыгали в воду, исправляли погрузку. Приходилось и с песка плавсредство стаскивать, и ящики из воды таскать. Каждый сапер делал то, что нужно было делать сейчас, сию минуту. Все остальное забыто, отброшено. Самые инициативные бойцы быстрее других совершали рейсы. Коммунисты Синельников, Мягков, Лотарев, Алистратов, Кобак подавали пример другим.

Темп переправы нарастал. Плацдарм расширялся. Немцы организовали танковые контратаки. Для сдерживания наступления противника нужны были противотанковые орудия. Резиновые лодки не успевали перевозить тяжелые грузы.

По правилам положено из двух лодок строить паром для артиллерии. Дед принимает решение перевозить каждую пушку на одной лодке. Это был риск! Он плыл с десантом сам. Лодка под тяжестью груза осела, глубоко погрузилась в воду, грести трудно. За первой лодкой последовали другие. Течением лодки относило ниже места причаливания. И хотя медленно, но орудия плыли. Откуда только у солдат брались силы?! Берег уже рядом. Саперы старались, не щадя себя... Вдруг пулеметная очередь пробила надувную лодку, и пушка стала погружаться в воду. Кого – то ранило, кого – то убило. Но живые прыгали в воду и, буквально, на руках вытаскивали пушку на берег. Наши артиллеристы обнаружили огневую точку, заставили ее замолчать. Сражение за Днепр продолжалось...

В один из тяжелых дней в самый ответственный момент переправы парторг Синельников обратился ко мне с прсьбой:
- Товарищ капитан! Немцы вторично контратаковали плацдарм! Помогите! Поставьте противотанковые мины. Пришлось выделить взвод саперовпод командованием лейтенанта Мягкова, хотя на переправе и так людей не хватало. Там, где обозначился прорыв танков, саперы ставили мины внаброс и вместе с ними с пехотой отбивали атаки, защищали плацдарм.

Переправа работала днем и ночью. Подоспели большегрузные понтоны. Перевозили технику, боеприпасы, автомобили с грузом, продовольствие и людей. Войска продвигались на запад, преследуя отходящего противника...»

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 декабря 1943 года за «геройский подвиг, проявленный при форсировании реки Днепр, прочное закрепление плацдарма на западном берегу реки Днепр» гвардии капитану Астафьеву Василию Михайловичу присвоено звание Героя Советского Союза.

Астафьев Василий Михайлович

После окончания войны майор Василий Михайлович Астафьев, как и все военные, служил в разных городах – там, где нужны были военные: Москва, Киев, Магнитогорск. В 1960 году его направили в город Пермь для оказания помощи в создании корпуса ПВО, где он и проживает по сегодняшний день.

Астафьев Василий Михайлович

Когда пришло время увольняться из армии, остался в Перми, несколько лет проработал начальником оперативного отдела в управлении «Пермавтодор». Все годы и до сих пор занимается общественной работой: избирался народным депутатом СССР, дважды избирался членом Советского комитета ветеранов войны, более двадцати лет был председателем комитета ветеранов войны Пермского областного совета ветеранов, несколько лет был командующим военно – спортивных игр «Зарница» и «Орленок», более тридцати лет был председателем Пермского областного отделения Советского фонда мира, а ныне он почетный председатель Пермского краевого отделения МОФ «Российский фонд мира», занимается работой по патриотическому воспитанию молодежи.