Перейти к основному содержанию

Батракова Тамара Алексеевна

1925 г.р.

Личные воспоминания. Записала Яна Мамедова.

Я деревенская. С 15 лет работала. Папа запрягал быка, а я возила воду для тракторов. А потом нас, кто родился в 1924-25 годах, забрали в Нерехту на ткацкую фабрику. Всю войну я там работала. Нас было четверо девчат. Ходили 18 километров. Три девочки убежали с работы. У одной мама болела, у другой – нога, третья – не помню. Их судили, дали им по 5 лет.

Мы были голодные, холодные, переживали, что война. Нам давали по карточкам 400 граммов хлеба на человека. Работать было некому, все были на фронте. Работали 14-15-летние подростки. Мы видели голод и работу, но было мирно, не фронт.

Немцев у нас не было, нас почти не бомбили. Несколько раз бомбили, мы прятались в бомбоубежище. На каждом предприятии были бомбоубежища.

На 1 мая в 1942 году я приехала к родным, привезла картошки. Они пошли за булочками, а я поставила варить картошку в чугунке. Вдруг как бухнула бомба – чугунок даже вывалился из печки. Полетели листовки. Я схватила листовку. За мной побежал милиционер, нам не давали читать листовки. Я спряталась от него. Прочитала листовку: «Сегодня месите тесто, а завтра готовьте место» (в смысле убьют).

Немцы все хотели в Ярославле разбомбить «американский» мост, но им не давали, защищали мост. Мы счастливые, что сейчас живем мирно. В День Победы радость была. Родные и родственники возвращались – кто без руки, кто без ноги, но живые.

Медалей за жизнь у меня много, но я не все сохранила, не знала, что до таких лет доживу.
Мы жили бедно, но зато было все чистое, не как сейчас продукты. Мы траву ели. Вы, может, сейчас это есть не будете, а мы ели щи из крапивы, лебеды, Может, поэтому и живем долго, что витамины все в себя запасли. И мороженую картошку ели. Работать я начала с 15 лет в войну. А на руках у меня было трое ребятишек, надо было их еще нянчить и растить, помогать маме.