Перейти к основному содержанию

Круглова Зоя Григорьевна

1923 – 1943 гг.

Воспоминания предоставила Краснова Людмила Павловна, племянница.

Моя тетя Зоя Григорьевна родилась в с. Мошенское. Училась в нашей школе. В 1940 году блестяще закончила 10 классов и осталась в ней работать пионервожатой.

Неугомонная в мирное время, Круглова была инициатором многих дел, направленных на оборону. В начале войны работала на строительстве оборонительных сооружений, участвовала в приеме эвакуированных детей из Ленинграда, училась на курсах медсестер. И все это время в душе у девушки крепнет решение непосредственно сражаться с врагом. 14 октября 1941 года Зоя пришла в райком комсомола и молча положила на стол секретаря заявление с просьбой отправить ее в комсомольский партизанский отряд.

В октябре 1941 года Круглову зачислили санитаркой в 145 истребительный батальон.

Через несколько дней, учитывая хорошую подготовку и крепкое знание немецкого языка, она стала разведчицей и была направлена в штаб Северо–Западного фронта. Группа из трех девушек (Зоя Круглова, Аня Дмитриева и Паня Морозова) переходит линию фронта и устраивается в Сошихинском районе Псковщины. Отважные разведчицы собирали сведения о передвижении фашистских войск в сторону Ленинграда. Здесь впервые у Зои появляется и новая фамилия – Байгер. Якобы она немка, дочь расстрелянного большевиками в 38-м году «врага народа». Эта легенда позволяет ей более свободно общаться с оккупантами, собирать сведения о вражеских силах, передавать информацию за линию фронта. Девушка узнавала ценные сведения о дислокации немецких войск, о численности гарнизонов, о посадочных площадках для самолетов. Все это систематизировалось и передавалось по рации командованию.

В мае 1942 года Зоя несет разведанные через линию фронта сама, едва не попав в руки врага. Затем она снова направляется уже вместе с радисткой Зинаидой Байковой в район г. Острова. Там она устраивается на работу и налаживает связи с подпольными организациями города. В ноябре она передает важные радиограммы фронту.

В начале 1943 года разведчицы решили уйти из Острова, заметив за собой слежку, но решение это запоздало, и девушек арестовали гестаповцы. Делом Байгер заинтересовались крупные чины из гестапо, и по их приказанию она была переведена в псковский лагерь смертников. Это произошло весной 1943 года, и о пребывании Зои в лагере до сих пор ничего неизвестно. Из застенков Зое удалось бежать к партизанам. При попытке перехода линии фронта ее выдал провокатор, и она снова оказалась в тюрьме города Острова.

Снова тюрьма... Больше месяца фашисты истязали бесстрашную разведчицу, зверски пытали, били, но она не выдала тайны. Перед казнью ей удалось отправить на волю письмо родным. Нельзя без волнения читать эти строки:

«Здравствуйте, дорогие мои родители – папочка, мамочка, дорогие сестрички Валечка, Панечка, Шура и дорогой братишка Боречка. Пишу я, милые, вам письмо из тюрьмы, наверное, последний раз. И, может быть, получите его после моей смерти.

Милые мои, вот уже год, как вы обо мне ничего не получали, никакой весточки. Меня в феврале арестовали, и я два с половиной месяца сидела в одиночной камере в тюрьме. Каждый день я ожидала расстрела. Мамочка, мне было очень тяжело, но я перенесла все это. Меня отправили в лагерь в Псков, там я пробыла 2 месяца и сбежала, попала к своим. Меня снова послали с заданием, и я снова в тюрьме – вот уже второй месяц.

Меня били на допросах палками по голове. Жду расстрела, о жизни уже больше не думаю, хотя, милые мои, мне очень хочется немножко пожить ради того, чтобы увидеть вас, крепко обнять и выплакать на твоей груди, мамочка, все свое горе. Ведь если бы я не попалась второй раз, в сентябре я была бы дома. Но, видно, такая моя судьба, на которую я нисколько не обижаюсь. Я исполнила свой долг. Милые мои, вы гордитесь тем, что я не запятнала вашей фамилии и своей чести. Умру, но знаю, за что.

Мамочка, ты особенно не убивайся, не плачь. Я бы рада тебя утешить, но я очень далеко и за решеткой и крепкой стеной. В тюрьме я часто пою песни, а тюрьма вся слушает. Эта песня о моей жизни и печальной кончине:

Ты не плачь, не плачь, родная,
Не грусти, старушка – мать.
Разобьем фашистов-гадов
И придем домой опять.
Я погибла, не вернулась
Из островской из тюрьмы,
Меня ночью расстреляли
У тюремной у стены...

Милые мои, обо мне вам расскажут другие девушки, если они будут живы... Еще раз прошу – только не плачьте, не тоскуйте. Мой последний привет тете Лизе, дяде Ване, Лене Алмазовой, всем, всем моим подругам, друзьям, родным и знакомым.

Целую всех крепко, крепко. Прощайте навсегда.

Немцы расстреливают в г. Острове за тюрьмой, у дороги. На мне будет надето, мамочка, мое шерстяное черное платье, теперь оно выгорело, и тобой купленная трикотажная красная кофточка, русские сапоги.

Ваша дочь Зоя.

Прощайте, прощайте...»

А 9 сентября 1943 года крытая машина, куда охрана затолкала Зою и четверых островских комсомольцев-подпольщиков, выехала за ворота тюрьмы...

Об отваге и мужестве нашей землячки стало известно только благодаря стараниям ее друзей, товарищей по подпольной работе. Верховный Совет СССР наградил посмертно Зою Григорьевну орденом Отечественной войны 1 степени. 9 мая 1959 года награда была передана на памятное хранение матери, Федосье Капитоновне. А осенью этого же года комсомольцам Острова удалось раскрыть и тайну могилы расстрелянных подпольщиков и разведчицы. Они были расстреляны на седьмой версте от города неподалеку от шоссе Остров - Палкино.

Кроме, Ордена Отечественной войны 1 степени, Зоя была награждена еще и медалью «За отвагу». Это удалось выяснить совсем недавно, после того, как на территории Новгородской области стартовал проект «Герои Великой Победы». Кудрявцева И.Н., заместитель Главы Администрации Мошенского муниципального района, вручила мне, племяннице Зои – Красновой Людмиле Павловне - копию приказа о награждении медалью «За отвагу» и наградной лист Зои.