Перейти к основному содержанию

Бурова Антонина Николаевна

Информацию предоставила Докторова Светлана Илларионовна.

Нелегкую ношу взяли на себя наши женщины в годы Великой Отечественной войны н выстояли, помогли одолеть врага. Парадные костюмы многих из них украшают теперь ордена и медали - награды за ратные и трудовые дела.

Я хочу рассказать о6 одной из таких женщин, которая все силы, все, что имела, отдала на благо Отчизны. Это Бурова Антонина Николаевна, судьба которой схожа с судьбами многих женщин ее поколения.

Родилась 12 мая 1923 года в деревне Басовки Угличского района. Перед войной в возрасте 18 лет была направлена в Ярославль по путевке комсомола на строительство автозавода. Это было в мае 1941 года. И тут началась Великая Отечественная война. В июле добровольно пошла на шестимесячные курсы медсестер, но закончить не успела. В декабре сформировали Военно-санитарный поезд и нужны были сандружинницы. Двадцать пятого декабря 1941 года ее направили по комсомольской путевке для службы в только что сформированном 207 санитарном поезде как вольнонаемную. И с декабря 1941 года по май 1945 года служила Родине. Главная задача сандружинниц состояла в том, чтобы переправить раненых солдат на санитарном поезде в глубокий тыл, сохранив при этом им жизнь.

С великим трудом приходилось маленькой, хрупкой девчонке, которой только что исполнилось 18 лет, нести с тяжело ранеными солдатами носилки, а ведь их надо было еще и поднять в вагон. И все это надо сделать оперативно, чтобы враг не успел заметить, так как он всегда старался добить раненых. Поездки продолжались по пять-шесть дней в одну сторону. «Всю войну на колесах», - говорила бабушка. Сандружинницы собирали с фронта раненых, оказывали им помощь и везли в тыловые госпитали на Военно-санитарном поезде. Сначала шли воинские эшелоны, а с ранеными пропускали в третью-четвертую очередь. Также снимали раненых с «летучек» (так называли товарные вагоны), которые подбирали людей с фронта, оказывали им первичную обработку и везли в Ярославль. А оттуда их грузили в санитарный поезд и отправляли в глубокий тыл. Из Ярославля поезд следовал на Урал, в Сибирь. Очень часто при погрузке раненых раздавалась команда «Воздух» и санитаркам приходилось прикрывать солдат своим телом, ведь был приказ: «От раненых - ни на шаг». Не раз во время поездок с ранеными их санитарный поезд подвергался атакам немецких самолетов, на их глазах гибли солдаты. Особенно немцы бомбили «летучки», которые тащили по десять-пятнадцать вагонов, и в них находилось большое количество людей. Тяжело было привыкнуть к постоянным бомбежкам, выстрелам, убитым и раненым.

На всю жизнь до самой смерти запомнился ей раненый солдат, у которого оторвало обе руки по самые плечи и обе ног полностью. Он плакал и просил: «доченьки, сестренки, отравите меня». Когда бабушка рассказывала о нем, постоянно плакала.

Немалый вклад в борьбу за жизнь советских воинов внесли патриотки, которые работали в военно-санитарных поездах, во фронтовых и тыловых госпиталях. Яркими воспоминаниями остался в памяти и машинист санитарного поезда, который не раз спасал жизнь целому составу, даже нарушив приказ. Однажды в связи с сильными бомбежками на станции вокзала в городе Белая Церковь образовалось очень большое скопление поездов. Кругом был огонь, горели цистерны е горючим, поезда выпускали со станции по очереди. Очередь Военно-санитарного поезда была третьей, а враг уже был над головой. И вот машинист на свой страх и риск со словами «Трибунал так трибунал. Все равно погибать» принимает решение тронуть поезд под закрытый семафор. Ведь в составе было десять вагонов с солдатами легкого ранения и пять вагонов с тяжело ранеными да еще семьдесят человек состава. А впереди и сзади поезда находились зенитные вагоны - охрана поезда. Иного выхода не было: или погибнуть на станции, или рвануть под закрытый семафор. И он «рванул» и спас весь состав. Станция тут же была разбомблена, последние вагоны уже буквально из огня вытянули. Машинист сумел доехать до разъезда и остановился на нем. А коменданты уже знали на станции, что санитарный поезд исчез. Так машинист спас жизни сотням людей. Этот эпизод постоянно в памяти бабушки.

Были и такие случаи, когда поезд останавливался из-за тупика: дальше железная дорога была разбомблена. Приходилось подолгу простаивать, продовольствие заканчивалось. На помощь приходили местные жители, которые не давали умереть и приносили, кто что мог.

Спать было некогда, только дремали по нескольку минут.

За три с половиной года пришлось изъездить всю страну вдоль и поперек и побывать за ее пределами. Бабушка проехала всю Сибирь, Среднюю Азию, Украину, Литву, Латвию, а также Польшу, Венгрию, Чехословакию. Самые огненные города, в которых пришлось побывать, находились на Украине.

В мае 1945 года Антонина Николаевна в возрасте 22 лет находилась во Львове, где и услышала радостную весть об окончании войны от политрука. Именно он информировал их в течение всей войны о ходе боевых действий. Победу с нетерпением ждали, уже знали, что наши войска находятся в Германии. И «были без памяти», когда узнали о победе. Но домой была демобилизована не сразу: в течение нескольких дней пришлось работать в Кракове (как говорит бабушка, вне России), чтобы эвакуировать всех до последнего наших раненых солдат.

За храбрость, стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецкo-фашисткими захватчиками, бабушка награждена «Орденом Отечественной войны» и имеет юбилейные медали.

Разве вся ее жизнь, жизнь других женщин, их труд, готовность к самопожертвованию не подвиг? Подвиг! И недаром Родина гордится такими людьми, н мы всегда будем помнить о них.